Украинские финансы для чайников

 

Что происходит? Куда бежать? Что делать? Покупать или продавать? Такие вопросы в последний месяц задают мне десятки людей. Действительно, на фоне происходящих событий понять, что же на самом деле происходит, непросто. Но мы попробуем. Друзья мои. Есть две новости, одна плохая, вторая еще хуже, но в целом, как ни странно — вселяющие оптимизм. Первая — с долларом все плохо. Вторая — будет еще хуже. И это, как ни странно, хорошо.

 

Вместо предисловия

Моя жена по образованию — специалист по финансам. Помимо собственных знаний и опыта, она имеет возможность общаться со своими сокурсниками, которые сейчас занимают высокие посты в различных украинских банках.

Например, в начале года я не мог понять, почему наблюдаются две взаимоисключающие тенденции: укрепляется валюта (доллар тогда упал до 4.5) и повышаются цены. Также меня интересовали и другие ситуации, которыми регулярно «радовала» нас родная экономика. Но ответы всех моих консультантов на все вопросы «что происходит» были до ужаса однообразными: «А $#& его знает!» — отвечали они и руками вот так разводили…

Когда ситуация стала приобретать очертания явной и конкретной ж@пы, стали появляться некоторые цифры и сведения. Похоже, теперь можно попытаться понять, что происходило раньше, и попробовать предсказать, что будет происходить в ближайшее время.

Начнем с самого начала

В последние годы в Украине сформировался чрезвычайно вкусный рынок потребительского кредитования. На этом рынке на вложенную гривну вполне реально было получить 50% годовых. Даже с учетом специфических украинских рисков это — очень интересное вложение денег для любого банкира любой страны мира. В результате гривна стала привлекательным объектом для инвестирования.

Соответственно, в Украину потекла валюта, «коммерческая», инвестируемая в украинские банки. Нетрудно увидеть, что процесс потихоньку пошел еще с 2004 года, но особо бурным этот поток стал в 2007 году. За последные неполные два года сумма внешних (долларовых) кредитов, взятых в долг украинским банками, увеличилась втрое — с 14 до 42 миллиардов долларов.

Где деньги?

Что стало с этими «лишними» спекулятивными 28 миллиардами, которые в последние два года пришли в страну?

Они честно поменялись на гривны и ушли работать на рынок кредитования. Чтобы оценить влияние данного фактора на финансы, напомню, что по состоянию на 1 января 2008 года в обращении в Украине было всего 111 миллиардов наличных гривен. Естественно, что гривна, как доходный и пользующийся спросом ресурс, взлетела в цене. Чтобы предотвратить падение доллара, Нацбанк активно скупал валюту: за 2007 год его резервы увеличились на 10 миллиардов, а с января по сентябрь 2008 — еще на 6 с лишним. Да, эти меры привели к инфляции, но несмотря на них, курс доллара упал аж до 4.5 гривны за доллар. Ну, а если бы НБУ не занимался гривневыми интервенциями, то курс 3.6 и даже 1.8, о котором в начале года говорил Стельмах, был бы вполне адекватным тогдашней ситуации.

Соответственно, бум потребительского кредитования и дешевая гривна привели к мощнейшему росту импорта. Вплоть до 2005 года в Украине было позитивное внешнеторговое сальдо, но затем баланс намертво ушел в минус. Так, в 2006 году мы задолжали 3 миллиарда, в 2007 — еще восемь. Особенно ярко перекос ощущался в торговле товарами. Так, за девять месяцев нынешнего года импорт товаров превысил экспорт на 14,3 миллиарда долларов. Если рассматривать период с января 2007 по сентябрь 2008 года, то суммарное отрицательное сальдо внешней торговли за этот период составило, на минуточку, 18 миллиардов долларов. То есть — восемнадцать миллиардов инвестированных в Украину денег безвозвратно ушли из страны в оплату за поставленные товары и услуги.

«…подкрался незаметно…»

Казалось, все замечательно: банки получили дешевые ресурсы, лохотрон потребительского кредитования крутился, «инвестиции» в недвижимость процветали. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и кредиты тоже нужно возвращать. Да, на Западе недорогие деньги: взяв взаймы 28 миллиардов, нужно вернуть немногим больше, миллиардов тридцать максимум. То есть пришла пора банкам брать заработанные гривны, менять их на доллары и возвращать своим кредиторам. И вот тут оказалось, что нужного количества долларов на украинском валютном рынке уже нет. Потому что как минимум 18 из этих миллиардов уже ушло за рубеж и вряд ли оттуда вернется.

Итого банки, неплохо «поднявшиеся» на дорогих внутренних кредитах, остались с гривневыми прибылями, с целыми микрорайонами ипотечных квартир, огромными автопарками кредитных автомобилей и полными складами ширпотреба, купленного в кредит на пополнение оборотных средств. Но только кому на Западе все это нужно? Им нужно немного, всего-навсего тридцать миллиардов долларов. Которых в Украине сегодня нет, а с учетом ситуации с экспортом — и не предвидится.

В итоге под раздачу попали практически все украинские банки. Один только марсианин Черновецкий успел соскочить с уверенно идущего под откос поезда: полгода назад он продал свой банк. Причем самой большой ценностью «Правекса» считалось то, что он входил в пятерку крупнейших банков Украины по розничному потребительскому кредитованию. За это, собственно, итальянцы и заплатили деньги…

Что делать?

Да, Нацбанк вначале пробовал выходить с валютными интервенциями и пытался удержать курс. За три осенних месяца из золотовалютных резервов ушло больше шести миллиардов «зеленых».

Видимо, после этого в Нацбанке поняли, что усилия бессмысленны: столько валюты, сколько задолжали украинские банкиры, во всей стране может попросту не оказаться, и все их усилия запросто могут оказаться напрасными. И — самоустранились.

Итого: на данный момент у банков нет прибыльных активов, нет привлекательных инвестиционных проектов, есть много гривны и очень много долларовых долгов, которые нужно возвращать.

Банки начали продавать гривны и скупать валюту, нужного количества которой в стране, напомню, просто нет.

Вполне естественно, что курс доллара ринулся вверх со страшной скоростью, проглотив по дороге всю прибыль, которые банки успели заработать на гривневых потребительских кредитах.

Самое неприятное в этой ситуации то, что рост курса сейчас не может сбалансироваться без внешнего вмешательства. Потому что, при любом курсе, нужного для возврата долгов количества долларов банки не купят. Весь вопрос в том, что это будет за внешнее вмешательство. Перспективы для банков очень нерадужные: расплачиваться, по всей видимости, придется натурой.

Де-факто, в Украине дефолт — но не у государства, а у банковской системы.

Кто виноват?

Как ни парадоксально звучит, но в первую очередь виноват не Ющенко, не Юля и даже не Стельмах. Виновата жадность.

Жадность наших соотечественников (см. «потреблядство»).

Жадность наших банкиров, теряющих рассудок при виде разницы в стоимости доллара «там» и доходов по кредитованию «здесь».

Но нельзя забывать и о жадности наших политиков, не принявших своевременные меры для исправления ситуации.

Могло ли государство повлиять на ситуацию?

Думаю, могло. Перекос во внешней торговле был очевиден. Если бы правительство, вместо дерибана и политических интриг, занималось своим прямым делом, ситуацию можно было как минимум смягчить. Как именно? Ну, например, ужесточив требования по резервированию. Или, например, введя очень высокие пошлины на импортируемый ширпотреб. Подобные решения позволили бы умерить аппетиты банкиров и всех остальных сограждан. Однако всем нашим правительствам почему-то было не до этого. Кроме того, такие меры были бы непопулярными. Струсили. Смалодушничали. Пожадничали. А потому — «маємо те, що маємо».

В любом случае, перекос в потреблении нужно было остановить. Его не задушили в зародыше — жаль. Но хорошо, что маховик остановился сейчас, а не через год.

Единственное грамотное решение, которое было принято — это нынешнее самоустранение Нацбанка с валютного рынка. Если бы Нацбанк поддался на провокацию и продолжил активно сливать валюту для удержания курса (с реальной перспективой остаться без резервов), это ни к чему хорошему не привело бы. При таком раскладе перекос просто-напросто продлился бы еще несколько месяцев, за счет дешевой гривны банки взяли бы в кредит еще миллиардов пять, и ж@па, в которой мы сейчас находимся, стала бы еще глубже. А так — НБУ затарился баксами по низкой цене, и государство некоторое время может спать относительно спокойно и не беспокоиться о критическом импорте.

Чего ожидать от доллара в нынешней ситуации?

В ближайшее время доллар будет расти. Сильно. Думаю, очень скоро мы увидим курс где-то на уровне 20. Высокий курс, возможно, заставит частных и корпоративных владельцев валюты откупорить кубышки. Но ситуация непрерывного роста доллара превратит его в очередной прибыльный актив, то есть все начнут скупать доллары по любой цене, чтобы завтра продать дороже. Естественно, это приведет к еще большему увеличению спроса и росту курса до заоблачных высот.

Что будет с экономикой?

Для начала: в ближайшее время, минимум на год-два, о слове «импорт» можно будет забыть.

Дальше: экономика закроется, гривна будет жить сама по себе, а доллар — сам по себе.

Сильно возрастет внутренний спрос на продукты-заменители импортных товаров. Это постепенно будет стимулировать внутренний спрос и внутреннее производство.

Начнет расти разница между внутренними и мировыми ценами, которая постепенно начнет соответствовать новой реальной цене гривны относительно доллара. И этот процесс уже идет, обратите внимание: курс доллара увеличился вдвое, а розничные цены (тьфу-тьфу-тьфу) растут ощутимо медленнее.

Стремительно дешевеющая гривна делает украинскую экономику все более привлекательной для иностранных инвестиций. В страну снова потянутся доллары.

В принципе, это хорошо, если не считать того обстоятельства, что львиную долю энергоносителей Украина импортирует. В такой ситуации именно сейчас было бы неплохо перейти на расчеты с «Газпромом» в рублях. Опять же, закрытие экономики и сильнейшее подорожание импортных энергоносителей приведет к оздоровлению экономики и разным позитивным тенденциям — например, увеличению спроса на уголь как топливо.

Теперь о тяжелом.

О курсе валют.

Какое-то время гривна относительно доллара будет падать, может даже лететь вниз.

Где находится «низ»?

Низ наступит, когда появится добрый дядя с валютой в кармане, который на волне спроса на доллар придет и скупит добрую половину Украины. Пока он не приходит по одной простой причине: эта самая «половина Украины» не нужна никому из серьезных дядь с серьезными деньгами.

Но по мере удешевления гривны (и Украины в целом) такой дядя рано или поздно появится. Кто это будет?

Таким «дядей» может стать крупный частный капитал. Доллары у них сейчас очень доступные (ставка сегодня упала до 0,25%), а потому придти сегодня в Украину, где очень дешевая гривна и еще более дешевые акции местных банков и предприятий — может показаться кому-то интересным. Но очень большие и весьма специфические политические риски (а попросту говоря — абсолютное отсутствие вменяемости и прогнозированности украинских властей) пока не позволяют западному бизнесу идти сюда с такими масштабными проектами.

Таким «дядей» может оказаться и НБУ. Доллары у него есть — немного, но есть. Нацбанк может поменять валютные резервы на акции украинских предприятий. Что с ними будет потом делать государство — не знаю. Наверное, приватизировать. Как это потом происходит — мы знаем. Поэтому лично мне такой вариант очень не нравится.

Весьма вероятным «дядей» может стать МВФ. Коршуны уже засуетились, а это верный знак. В отличие от любого западного банка, МВФ имеет серьезные рычаги влияния на правительство (какого бы «цвета» оно ни было), а потому политические риски беспокоят его в меньшей степени.

Что делать нам?

Держаться. Осознать, что в последние годы мы жили не по средствам, и быть морально готовым к ухудшению уровня жизни. Картошка и пшеница в этом году уродились, так что, дай Бог, выдержим. А вот об эквадорских бананах, турецких апельсинах и польских яблоках придется забыть — так же, как после 1998 года мы забыли о недорогом чешском пиве и импортной водке. И ничего, обходимся как-то.

В супермаркеты, торгующие бытовой техникой, по всей видимости, придут очень трудные времена. Также в разы упадут продажи новых автомобилей иностранного производства.

Ну, и с украинскими властями тоже нужно будет что-то решать.

Да, это все будет нелегко. А что делать?

Дай Бог, прорвемся, благо, не впервой.

 

P.S.

Сегодня оказался свидетелем беседы между «шаурмологом» (продавцом палатки с шаурмой, Ш) и лейтенантом милиции (ЛМ), поедающим свою традиционную «благотворительную» порцию.

ЛМ: — Ну, а вообще как у вас дела?

Ш: — Да так, паршиво… Денег нет совсем…

ЛМ: — Так в чем проблема? Поднимите цены, и все!

Ш: — Нет, цены поднимать нельзя.

ЛМ: — Почему? Посмотри, как доллар вырос.

Ш: — Ну и что? Зарплаты же не выросли, значит, и цены поднимать нельзя. Как зарплаты поднимут, так и мы сразу цены поменяем. А пока — нельзя…

Если у нас шаурмологи вот так спокойно и грамотно разбираются в экономике — значит, не все так плохо, как может показаться на первый взгляд.

 

Сергей Дибров,

Тема.